Экстрадиция

Дата добавления: 15 Февраля 2013 в 19:11
Автор: Пользователь скрыл имя
Тип работы: реферат
Скачать полностью (16.09 Кб)
Работа содержит 1 файл
Скачать  Открыть 

диссертация.doc

  —  64.50 Кб

         Интернационализация различных  сфер общественной жизни в  значительной степени способствовала  развитию множества негативных  явлений и процессов, связанных  с преступностью. Так, упрощение  процедуры въезда и выезда  между рядом государств или  вообще отсутствие каких- либо ограничений при пересечении границ, с одной стороны, и оставшаяся практически в прежнем виде сложная система взаимодействия правоохранительных служб- с другой, во многих случаях позволяют преступникам уклоняться от уголовного преследования, быть вне досягаемости полиции, прокуратуры и суда государства, гражданами которого они являются.

        В сложившейся  ситуации особую актуальность, в  том числе в отношениях между  государствами приобретают вопросы  совершенствования и развития  такой формы международного сотрудничества, как институт экстрадиции, т.е. выдачи лиц, привлекаемых по уголовным делам с территории одного государства в пределы территории другого  государства.

      

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА ЭКСТРАДИЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

 

     История правового  института выдачи восходит в  древности. В литературе, посвященной  этому институту, указывается,  как правило, на Договор о  мире, подписанный  фараоном Рамзесом  II и хеттским царем Хеттушилом III в 1268 году до новой эры, как на первый договор, содержащей статью о выдаче. Многие авторы ссылаются на примеры из древней истории Китая, Греции, ассирийско- вавилонской цивилизации. Характерно, что в древности соглашение о выдаче составляло лишь часть какого-то договора, документа, предназначенного для более широких целей. Эта черта характерна и для всех подобных документов, относящихся к более поздним эпохам.

     В древнем мире  преступника надлежало вернуть  для того, чтобы он искупил  свою вину и «очистил» свою  социальную группу (семью, клан) от нависшего над ним «проклятия богов», выразившегося в преступном деянии. Очищение происходило  вследствие наказания виновного. По мере развития общества стремление возвратить «беглого правонарушителя» за пределы семьи, клана становилось все более частным, так как преступные деяния  требовали уже  не группового отмщения, а применения внутренней «системы уговлоной юстиции».  В случае бегства правонарушителя немедленно требовалось его возвращение, случаи отказа приводили к конфликтам и войнам. Иными словами, общество древнего мира, как правило, требовало возвращения «своего» преступника, несмотря на отсутствие какой – то теории экстрадиции или четких принципов ее. Как правило, требование о выдаче велось официально через суверенов (монархов), выдача требовалась как за общеуголовные, так и за политические преступления, не делалось никакого различия между ними.

         С возникновением национальных государств принцип оставался тем же: суверен по прежнему стремится к тому, чтобы вернуть преступников, причем часто именно политических. По мере развития уголовного права стала развиваться и теория выдачи. В 17-18 веках выдача рассматривалась в рамках естественного права; этот взгляд сменился в 19 веке позитивистским взглядом, в соответствии с которым выдача рассматривалась как функция и выражение национального суверенитета, а решение об экстрадиции принималась только сувереном. Его прерогатива состояла в том, чтобы осуществлять выдачу с помощью национального закона об экстрадиции, договора или соблюдения принципа вежливости. Позднее компетенция суверена была передана парламенту.

      Таким образом, экстрадиция существует с древних времен, и роль ее в обществе сравнительно постоянна, актуальность же возрастает. Особенно это отмечается в последнее десятилетие в связи с ростом преступности, с приобретением ею транснационального характера  и с острейшей необходимостью в сотрудничестве по уголовным делам различных стран мира.

      Претерпел изменения и сам институт экстрадиции, хотя, по мнению некоторых специалистов, подход к ней мало изменился по сравнению с тем который существовал в древности: экстрадиция по-прежнему строится на основе политических отношений между странами, она также является аспектом политического сотрудничества вместо того, чтобы быть чисто правовым институтом, свободным от политических соображений.

И все же, представляется, что институт экстрадиции существенно изменился и приобрел статус   правового   механизма. Если вначале это был акт сотрудничества между странами, имеющими общие интересы и взаимное стремление к уважению этих общих интересов, то теперь перед лицом бурного развития транснациональной преступности страны с разными политическими и правовыми системами стремятся найти общий язык в вопросах экстрадиции, идут друг другу на уступки при заключении двусторонних договоров, изменяют свое законодательство в целях упрощения процедуры выдачи.

          Произошли и некоторые концептуальные  изменения. Постепенно, с развитием концепции о защите прав человека и принятием соответствующих международных документов, индивид становится признаваемым в правовом порядке субъектом процесса выдачи. Процессуально это означает, что индивиды могут отстаивать свои права перед государством — права, которые предусмотрены национальным и международным законодательством. И перед институтом экстрадиции встала задача: как сделать этот процесс более эффективным, не принося в жертву с трудом завоеванные гарантии соблюдения норм права и соблюдений надлежащей правовой процедуры теми, кто отправляет уголовное правосудие. Этому вопросу – вопросу соблюдения прав человека в сотрудничестве стран по уголовным делам вообще и в экстрадиции, в частности, был посвящен специальный коллоквиум МАУП, проходивший в Хельсинки в 1992 году.

          Итак, согласно  сложившимся современным представлениям, выдача является правовым процессом, осуществляемым двумя или несколькими государствами в соответствии  с международным правом и национальным законодательством. Этот процесс в известной мере и политический, так как имеет место между странами в области их международных связей. Будучи видом международной правовой помощи, он определяется в литературе как «правовой процесс, основанный на договоре, принципе взаимности, вежливости или национальном законодательстве, с помощью которого одна сторона передает в другую страну лицо, обвиненное (или осужденное) в совершении уголовного преступления против законов запрашивающего государства или в нарушение международного уголовного права- в целях уголовного преследования или наказания его в запрашивающем государстве в соответствии с преступлением, указанным в требовании».

          Правовое регулирование.  Источниками права, регулирующего процедуру выдачи, являются международные договоры, национальное законодательство, в том числе Конституция.      

          В настоящее время международные договоры об экстрадиции закрепляют лишь общие положения о выдаче. Они являются как бы «набором рекомендации» для разработки региональных и двусторонних договоров.  Практическое значение их не следует переоценивать в связи со значительными различиями правовых систем, традиций, практики и политики отдельных стран. Более того, практическая необходимость в таких глобальных инструментах в последнее время ставится под сомнение. Более действенными, в практическом отношении, являются многосторонние и региональные договоры. Особое место среди многосторонних договоров занимает Европейская конвенция о выдаче, заключенная в рамках Совета Европы в 1957 году. К настоящему времени ее участниками являются более 30 государств, преимущественно европейских. По мнению германского профессора X. Ю. Барча, «конвенция является   эффективным инструментом сотрудничества стран европейского содружества».

      К числу региональных договоров относятся, например такие как Договор Скандинавских стран, Конвенция ОАГ, договор о правовой помощи (в том числе и о выдаче) между странами Бенилюкс, странами Тихоокеанского региона, арабскими странами рядом африканских стран. Иногда к региональным договорам присоединяются страны, не относящиеся к данному региону (например, Израиль присоединился к Европейской конвенции о выдаче, Германия присоединилась в 1981 году к Конвенции, разработанной странами американского континента). Региональные договоры значительно упрощают  процедуру  выдачи из одной страны в другую. Например, Скандинавские страны выдают друг другу совершенно беспрепятственно своих граждан, у них отпадает необходимость в использовании дипломатических каналов, закон разрешает им даже не соблюдать принцип, заключающийся в том, чтобы деяние было одинаково наказуемо в обеих странах.    

        Считается общепризнанным,  что процедура  рассмотрения требования о выдаче преступников регламентируется исключительно   национальным   законодательством   страны,   которой предъявлено это требование. Однако, чтобы затребовать преступника к себе в страну, следует руководствоваться двусторонним   договором.   По   мнению   канадского   специалиста, Г. В. Фореста, именно двусторонним договорам следует уделить особое внимание, придать им должное значение, так как  в вопросах экстрадиции именно они играют основную роль, а не обычные технические требования и процедуры, предусмотренные законодательством, которое отходит как бы на второй план.

        В настоящее время можно говорить, что в мире утвердился приоритет двусторонних договоров при разрешении дел, связанных с выдачей. Такая практика установилась в большинстве европейских стран, причем это положение о верховенстве двустороннего договора часто закрепляется и законодательно. Так обстоит дело, например, во Франции, где национальный закон о выдаче служит основой для толкования договоров в тех случаях, когда имеются неясности, какие-то пробелы. Более того, в настоящее время выдача вообще стала, за редким исключением, невозможной при отсутствии соответствующего договора. Лишь в некоторых странах закон позволяет произвести выдачу при отсутствия двустороннего договора. Так, закон о выдаче Великобритании от 1988 года разрешает правительству удовлетворить требование об экстрадиции при отсутствии договора, на основании принципа взаимности, а в Австралии выдача может осуществляться как на основании договора, так и при отсутствии его. В США же, напротив, Верховный суд неоднократно подчеркивал, что выдача может иметь место «лишь на основании договоров,   заключенных между двумя независимыми  государствами» (1886 год) или если «принципы международного права не позволяют признать право на выдачу при отсутствии договора». Впоследствии Верховный суд разъяснил это положение, заявив, что ни один орган власти в США не может выдать беглого преступника при отсутствии соответствующего договора (1936 год).

         Не выдает преступников без наличия соответствующего договора и Канада. Однако в двух  случаях Закон   о   выдаче 1985 года предусматривает возможность выдачи при отсутствии договора: 1) при наличии специального соглашения с иностранным государством (соглашение имеет ограниченный характер по сравнению с договором); 2) если речь идет о выдаче в одну из стран Содружества.

        Системы экстрадиции. В связи с различиями правовых систем и    отсутствием единого подхода к процессу экстрадиции в мире сформировались различные системы или модели экстрадиции. Исследователи обычно указывают на наличие двух таких моделей:

1) европейско-континентальная система;

2) англо-американская система стран общего права.

        В пределах первой системы выделяют три группы стран: страны Бенилюкс, Скандинавские страны и страны бывшего социалистического лагеря. В странах общего права выделяют группу стран, сохранивших традиции Британского содружества (Великобритания, Австралия, другие страны, бывшие британскими колониями, и страны американского континента).

        Европейско-континентальная система  отличается тем, что процедура выдачи в этих странах носит административный характер: поступившее требование рассматривается министерством иностранных дел с точки зрения его соответствия договорам, затем требование поступает в прокуратуру для юридического заключения относительно соответствия требования договорам и национальному законодательству. В судебные инстанции дело поступает лишь в тех случаях, если в прокуратуре возникнут серьезные  сомнения в обоснованности   обвинения, выдвигаемого против субъекта выдачи. Заключение суда носит для правительства лишь консультативный характер. Правительство может выдать запрашиваемое лицо при отрицательном решении суда, поскольку считает, что проверка виновности не является задачей страны, к которой предъявлено требование. Таким образом, в соответствии   с   административной системой, не требуется проверка обоснованности предъявляемого к субъекту выдачи обвинения, принятие окончательного решения принадлежит правительству.

       Для англо-американской системы характерно то, что дело обязательно должно быть рассмотрено в суде, причем выдача возможна лишь в том случае, если запрашивающая   сторона предоставила «достаточные основания» или «неопровержимые доказательства» признания обоснованности  уголовного преследования субъекта выдачи в запрашивающей стране. «Достаточность оснований» определяется судом  как  достаточность доказательств для того, чтобы любой здравомыслящий человек приобрел уверенность в том, что представший перед судом человек действительно совершил преступление. Таково традиционное англо-американское правило в отношении представления доказательств. И именно оно является причиной многих недоразумений в отношениях со странами   континентального права. Например, первый договор между Великобританией и Францией (1843 год) был денонсирован, поскольку английские магистраты отказывались   принимать   доказательства, представляемые французской стороной, и требовали, чтобы Франция представляла доказательства, достаточные для того, чтобы убедиться в том, что запрашиваемое лицо действительно совершило преступление, в котором оно обвиняется.

Страницы:12следующая →
Описание работы
Интернационализация различных сфер общественной жизни в значительной степени способствовала развитию множества негативных явлений и процессов, связанных с преступностью. Так, упрощение процедуры въезда и выезда между рядом государств или вообще отсутствие каких- либо ограничений при пересечении границ, с одной стороны, и оставшаяся практически в прежнем виде сложная система взаимодействия правоохранительных служб- с другой, во многих случаях позволяют преступникам уклоняться от уголовного преследования, быть вне досягаемости полиции, прокуратуры и суда государства, гражданами которого они являются.
Содержание
содержание отсутствует