Мануфактурная промышленность в Беларуси

Дата добавления: 19 Февраля 2012 в 17:51
Автор: v******@mail.ru
Тип работы: реферат
Скачать полностью (61.13 Кб)
Работа содержит 1 файл
Скачать  Открыть 

Министерство образования Республики Беларусь.docx

  —  63.88 Кб

  Лишь  в конце существования польского  государства, незадолго до его первого  раздела, наметились некоторые сдвиги в развитии мануфактурной промышленности Беларуси. В это время появилось  несколько десятков мануфактур, организованных, главным образом, магнатами и  зажиточной шляхтой. Предприятия, создаваемые королем и магнатами, в большинстве случаев занимались производством предметов роскоши – ковров, зеркал, фарфора, шелковых и шитых золотом поясов, чулок, кружев, карет и т. п. Сбыт этой продукции был рассчитан на узкий круг покупателей – придворных, богатую шляхту, духовенство. Немало мануфактур, принадлежащих магнатам, работало исключительно или преимущественно на удовлетворение нужд барской усадьбы. Вполне понятно, что подобные предприятия, основанные на низко продуктивном труде крепостных и рассчитанные на удовлетворение прихотей и потребностей лишь самой незначительной части населения, к тому же часто находившиеся в неопытных руках, не могли долго существовать и так же быстро исчезали, как быстро и возникали. 
Так обстояли дела в то время. Отмеченные выше условия социально-экономического характера тормозили развитие мануфактурного производства на территории Беларуси. Развитое ремесло и значительный купеческий капитал – главные источники крупной мануфактурной промышленности – в то время в Беларуси отсутствовали. К тому же, здесь был очень узок местный рынок, гораздо уже чем в центральных и западных районах Польши. Немалым тормозом экономического развития Беларуси, в частности промышленности и торговли, являлось ужасное состояние сухопутных путей.  
Таким образом, мануфактурная промышленность Беларуси возникла на базе мелкоремесленного производства, которое в конце XVII – начале XVIII вв. находилось в упадке, и условия для ее развития были весьма непростыми. Здесь и враждебная экономическая политика польского правительства, сложившиеся социально-экономические условия, произвол шляхты, ограниченный внутренний рынок сбыта, нежелание крупных и мелких владельцев собственности рисковать своим капиталом. Все эти факторы тормозили развитие мануфактурного производства на территории Беларуси.

  Но, несмотря на все трудности, мануфактурная  промышленность в Беларуси все-таки развивалась. Здесь было много крупных  магнатских и королевских имений. И некоторые из них стали базой  для организации первых мануфактур. 
 
 
 
 

   
 
 

   
2.Образование  первых мануфактур  и их основные  черты
 

  В некоторых исследованиях  мануфактуру считают  только капиталистической  кооперацией труда. Так, в „Кратком экономическом  словаре“ указывается: „Мануфактура –  капиталистическая  кооперация, основанная на разделении труда  и ручной технике, вторая стадия развития капитализма в  промышленности…“ Но это не совсем так. Социально-экономический  анализ мануфактур феодальной Беларуси дает основание  сделать вывод  о том, что в  крепостной период капиталистическим  мануфактурам предшествовали крепостные. Хотя и  в некоторых крепостных мануфактурах имелись  элементы развивающегося капитализма, их нельзя назвать капиталистическими, т.к. там преобладал принудительный, чаще бесплатный труд крепостных. Господствующей формой крепостных мануфактур были вотчинные.

  Начало  созданию в Беларуси мануфактурной  промышленности положили польские магнаты  Радзивиллы. Они принадлежали к числу наиболее богатых феодалов Речи Посполитой и, естественно, располагали большими возможностями организации мануфактур в своих поместьях. „ В середине XVIII в., - пишет Воблый, - магнат Радзивилл помимо многих наследственных поместий владел большим числом королевщин, в которых было расположено 16 городов и 583 деревни. Десятки тысяч крепостных крестьян работало на огромных полях этого магната“.

  Первым  предприятием мануфактурного типа, созданным  на территории Беларуси, следует считать  стекольный завод в Налибоках  (северо-восточнее Новогрудка). Он был построен по приказу жены канцлера ВКЛ – Анны Радзивилл. Точная дата организации этого предприятия неизвестна. Анализируя архивные документы, можно сделать вывод, что Налибокский стекольный завод был пущен в ход в начале 20-х гг. XVIII в. При определении места строительства завода выбор пал на Налибоки неслучайно. Здесь имелись весьма благоприятные условия для организации стекольного производства. В то время в стеклоделии главным видом сырья был поташ, получаемый из древесной золы (зола варится в котлах, выпаривается, сушится и обжигается в печах). Около д.Налибоки были расположены огромные лесные массивы, что давало возможность сравнительно легко организовать производство золы, а также заготовку топлива и строительных материалов. Здесь же, недалеко, находились значительные запасы стекольных песков. Немаловажную роль в выборе места строительства завода сыграло наличие довольно крупной реки и дешевой рабочей силы в виде крепостных крестьян. 
Как выглядел Налибокский стекольный завод после завершения его строительства, точно неизвестно. Об этом нет данных ни в литературных источниках, ни в архивных материалах. Но по имеющимся описям завода 1764 и 1766 гг. можно все же представить себе достаточно ясную картину его первоначального внешнего вида, размеров и количества производственных построек. В описях указывается, что почти все постройки завода старые, неоднократно ремонтированные, а отсюда можно сделать вывод, что они существуют с момента организации завода. Недалеко от деревни Налибоки, через реку Лебежаду тянулась неширокая плотина, около которой и располагались основные заводские строения. Главным сооружением являлся большой деревянный дом, называемый гута. Центральным местом здесь была печь, где в тиглях „варилось“ стекло. Рядом стояли станки, их было около десяти. Здесь же были две печи для закалки оконного стекла. Вблизи главного здания, у самой плотины, располагалась шлифовальная мастерская, где на специальных станках производилась шлифовка некоторых видов стеклянной посуды, флаконов, кубков и других изделий. Вторая шлифовальная мастерская была построена в пяти километрах от Налибок в деревне Янковичи. Здесь небольшая река Шура была перегорожена плотиной, а подле нее стоял большой деревянный дом, в котором и шлифовались стеклянные изделия. Как в первой, так и во второй шлифовальной мастерской станки приводились в движение при помощи воды. От большого „водяного колеса“ шел длинный вал, на котором были насажаны шлифовальные колеса, получившие позже название станков. Всех шлифовальных станков было 16. Наиболее дорогая стеклянная посуда - вазы, кубки, пудреницы – украшались резными или нарисованными краской узорами. Это делалось в специальной мастерской, называемой рисовальней. Отдельное помещение занимала поташня, в которой стояли 12 больших чанов. Золу обычно получали на месте заготовки древесины, а на заводе ее „квасили“ в чанах и делали поташ. Кроме помещений, в которых происходил основной производственный процесс, недалеко от плотины, по обе стороны реки Лебежада, располагались помещения подсобного характера: кузница, столярная изба, склады для хранения золы, материалов и готовой продукции, пекарня, гончарная мастерская. По соседству с производственными постройками находились два жилых дома для рабочих и мастеров.  
Управлял предприятием специальный человек, который вначале назывался хозяином, а потом интендантом и суперинтендантом. Помощником интенданта был писарь. В обязанности интенданта и писаря входило следить за процессом производства, набором рабочей силы, снабжением сырьем и инструментами, сбытом продукции. Контроль за работой предприятий и действиями интендантов осуществлялся обычно центральной администрацией радзивилловских имений и начальником военного гарнизона. Первое время в обязанности начальника гарнизона входила проверка отчетов интенданта, посылаемых центральной администрации радзивилловских владений, доставка денег, вырученных за проданную продукцию, в Несвижскую кассу и наблюдение за работой завода. Позже, в 1776 г. роль начальника гарнизона в руководстве предприятием и контроле интенданта и писаря, значительно увеличилась. Он становится заведующим кассой, контролирует склады и магазины, ведет учет расхода сырья и производства продукции, занимается реализацией готовых изделий. [1, с.70] 
Немногочисленные сведения о рабочей силе Налибокского стекольного завода относятся к более поздним годам его существования. „Основу кадров, - пишет Смоленская, - составляли квалифицированные рабочие (шлифовальщики, рисовальщики, стеклодувы и др.), которых в разные годы деятельности предприятия в XVIII в. было от 40 до 50 человек. В 1765 г. штат предприятия состоял из 7 стеклодувов, 8 рисовальщиков, 5 шлифовальщиков, одного мастера по изготовлению „ листов “, 2 поташников, 3 столяров, 3 кузнецов, 2 слесарей, одного токаря, одного гончара, 4 кочегаров, 4 подсобных рабочих и 2 сторожей – всего 42 человека. Кроме того, в этом году на заводе было еще 11 учеников, которые обучались, главным образом, стеклодувному делу “.  
Работали на заводе крепостные радзивилловских имений. В большинстве случаев они были из Налибок и близлежащих деревень – Янковичей, Нестеровичей, Огородников, Прудов, Нивок и др. 
В первый период существования завода руководство осуществляли иностранные мастера, главным образом немецкие. Позже их заменили достаточно хорошо обученные местные мастера. 
Условия работы на заводе были крайне тяжелыми. В инструкции, определявшей режим работы на предприятии, было сказано, что стеклодувы должны приступать к работе в 4 часа утра и работать до 7 часов вечера с перерывом на обед с 11 до 13 часов. Кочегары начинали работу значительно раньше. Таким образом, рабочий день на заводе длился более 13 часов. Для отдельных категорий рабочих и в первую очередь для тех, кто работал, отбывая барщину, давали норму выработки и не отпускали с завода, пока рабочий ее не выполнял. А так как нормы были большими, то часто работать приходилось до ночи. За опоздание, а также за преждевременный уход с работы строго наказывали – штрафовали, били палками и т. п. Даже мастера за каждый час опоздания платили 20 грошей штрафа.  
О размерах производства Налибокского стекольного завода имеются первые сведения, относящиеся к 1737 – 1741 гг. В это время ежегодный выпуск продукции колебался в пределах 22 – 29 тысяч злотых. Однако, в 1743 г. было произведено изделий на 9753 злотых. Для следующих лет работы нет данных о годовом производстве продукции в денежном выражении, однако есть основания считать, что оно сократилось по сравнению с предыдущими годами. 
В 1766 г. завод сгорел, но через два года был восстановлен и передан в аренду купцу Лейбовичу. 
В 1782 г. объем производства завода развился до 16395 злотых, а в 1793 – 1412 злотых.  
Ассортимент продукции Налибокского стекольного завода был довольно велик. В ведомости инвентарного учета имущества за 1793 г. указано выше 100 наименований различных изделий, производимых на заводе: оконное стекло, стаканы, рюмки, бокалы, бутылки, графины, кубки, фляги, солонки, маленькие лампы, мухоловки, ампулы, флаконы и др. Больше всего на заводе производили стаканов, рюмок и оконного стекла. Согласно данным инвентарного учета в 1793 г. только тонких стаканов с различными рисунками было произведено свыше 2100, а рюмок – 2008 штук. 
Кроме изделий из стекла, на заводе в специальной мастерской производились тигли для плавки стекла. В 1778 г. при составлении описи мастерской их было более 50 штук. Надо полагать, что тигли производились не только для нужд самого завода, но и продавались другим предприятиям. Были даже попытки закрыть шлифовальную мастерскую в Янковичах и на ее месте построить „фабрику тиглей“ по образцу Уречской. Глину для тиглей привозили из Вселюба, расположенного в 12 км от Новогрудка.

  Второй  мануфактурой в Беларуси по времени  создания следует считать Уречский стекольный завод. Когда было построено это предприятие, определить не удалось, видимо, наиболее близким к истине временем возникновения завода следует считать конец 30-х гг. XVIII в.Уречье было избрано местом строительства стекольного завода в силу тех же причин, что и Налибокского. Завод был построен здесь из-за изобилия леса и хорошего качества глины для тиглей или плавильных горшков, а также наличия песка, нужного для стекла.По своим размерам, а так же по ассортименту и качеству продукции, Уречский стекольный завод превосходил не только Налибокский завод, но и все стекольные предприятия того времени в Беларуси и Речи Посполитой.

  В 1741 – 1744 гг. на заводе были две гуты: одна для производства зеркал, а вторая для производства листового стекла и посуды. В первой гуте стояли две печи для варки стекла и одна печь для  закаливания стекольных изделий. Во второй гуте было шесть печей: в одной происходила  плавка стекла, в  другой закаливались готовые изделия, третья служила для  выпрямления листового  стекла, четвертая  для обжига тиглей, и в двух печах сушились дрова. Недалеко от гут, у плотины, находились полировальная и шлифовальная мастерские. В первой шла обработка зеркал, во второй – посуды и других изделий из стекла. Отдельное помещение занимала фрезарня, где делались косые шлифы. Кроме того завод включал еще ряд производственных зданий, в которых размещалась рисовальня, подлеварня, где зеркала покрывались амальгамой, поташня и кузница. На территории завода находилось несколько строений, занятых под склады и жилье рабочих. Позже завод был расширен, и в связи с этим появилось несколько новых производственных зданий: гончарня, где делались тигли, горшки, вазы; столярня, в которой изготавливались рамы для зеркал, столы, ящики и слесарня, занимавшаяся ремонтом оборудования и производством мелких металлических изделий (крючки, лопаты, замки и др.).

  Управление  Уречским заводом было организовано по образцу Налибокского завода. Здесь тоже первое время работали иностранные мастера. Вскоре, однако, иностранных мастеров заменили местные мастера, достигшие весьма больших успехов в выполнении ряда сложных работ. Особенно славились братья Дубицкие из Уречья. Николай Дубицкий был главным гравером, Ян Дубицкий – рисовальщиком, Ефим Дубицкий – выдувальщиком цилиндров из зеркального стекла. „Николай и Ян Дубицкие, - указывает Ельский, - владели более высоким искусством выполнения сложных рисунков на стекле, чем иностранные мастера“.

  Если  на Налибокском стекольном заводе делали в основном простую стеклянную посуду и оконное стекло, то на Уречском заводе главное внимание было обращено на производство дорогой хрустальной посуды, декоративных стеклянных изделий и зеркал. Цвет стеклянных изделий и, прежде всего посуды, был разный – белый, матовый, зеленый, желтый, голубой, розовый, часто с позолоченными или посеребренными краями. Особенно славился Уречский завод своими зеркалами. Делали их здесь довольно много, различных размеров и форм. Производились здесь также так называемые английские зеркала в хрустальных и резных рамах высотой от 45 см до 162 см и стоимостью от 9,5 до 487 злотых каждое. Из декоративных стеклянных изделий, производимых на заводе, центральное место занимали люстры из хрусталя. Их ежегодно производилось около 50 штук. Видное место в ассортименте продукции занимало оконное стекло и листовое стекло для карет и буфетов.

  Условия работы на Уречском заводе ничем не отличались от Налибокского. Рабочий день длился более 13 часов, как мера наказания провинившихся здесь также широко применялись штрафы, побои, тюремные заключения. В имениях Радзивилла размещались собственные военные гарнизоны. С их помощью подавляли бунты рабочих и крестьян, возвращали на завод сбежавших. Кроме рабочих, непосредственно занятых на производстве, немало крепостных крестьян ближайших деревень работало на заготовке и перевозке строительного леса, дров, золы, песка, глины. Строительные, ремонтные и многие другие работы также выполнялись крепостными крестьянами. Ельский указывает, что Уречский завод обслуживали пять деревень: Доросин, Уречье, Сенихов, Костяше и Язель. Так, например, в 1775 г. из деревни Доросин, состоявшей из 57 дворов, на заготовке леса, золы, доставке на завод топлива и различных материалов должно было работать 120 крестьян с 29 лошадьми и 15 волами в течение 102 дней. А крестьяне всех деревень в том же году обязаны были отработать в порядке обслуживания завода 21696 дней.

   
Благодаря высокому художественному  исполнению, во вторй половине XVIII в. многие изделия Налибокского и Уречского стекольных заводов становятся предметом сбора и интереса для некоторых любителей-коллекционеров (ими в то время обычно были крупные польские магнаты). Позднее эти изделия привлекли к себе внимание специалистов и приобретаются рядом музеев Польши. Значительная коллекция стеклянной посуды и других изделий из стекла Налибокского и Уречского заводов сохранилась в Варшавском и Краковском народных музеях. В историческом музее города Турку (Финляндия) имеется график производства Уречского завода. 
Налибокский и Уречский заводы, хотя и работали с большими перебоями, но оказались наиболее долговечными из всех радзивилловских мануфактур. Первый существовал 145 лет, второй – более 100 лет.

  Было  бы неверно сказать, что первые мануфактуры  Радзивиллов вызвали появление мануфактур только такого типа. Известно, что издавна в Беларуси развивалось ремесло. Каковы бы ни были условия, оно развивалось как культура, мода, образование и т. д. Радзивиллами был дан первый толчок развития мануфактуры как вида производства. Вскоре мануфактуры производили различные изделия: кареты, шляпы, предметы быта и т. д. Вот, например, одним из наиболее распространенных предметов туалета был пояс. Сначала носили кожаные пояса, украшенные драгоценными камнями и различными металлическими, главным образом, бронзовыми и серебряными украшениями. Постепенно пояса видоизменялись, становились богаче, красивее. Особенно они получили распространение в конце XVII и начале XVIII веков. По этой причине в страну ввозилось много поясов, и торговля ими была выгодна. Это обстоятельство послужило одной из причин организации мануфактурного производства поясов внутри страны. 
В 1751 году Михаил-Казимир Радзивилл создает в Слуцке фабрику поясов. Для руководства предприятием Радзивилл пригласил мастеров из Персии и Турции. Хотя персы и турки считались искусными мастерами, но под их руководством фабрика работала плохо. В связи с этим Радзивилл в 1758 году приглашает для руководства фабрикой некоего Яна Моджарского, который долгое время жил в Стамбуле и был знаком с производством персидских и турецких поясов. Видимо, не будучи хорошо уверенным в знаниях Моджарского, Радзивилл посылает его в Турцию, чтобы он основательно познакомился с производством поясов и приобрел оборудование. Мастер привез для образца один пресс, остальные прессы и все станки были сделаны на месте. Моджарский сумел наладить и расширить производство, и через несколько лет фабрика ежегодно производила поясов на сумму до 10000 злотых. Стоимость поясов была разная, от 7 до 75 злотых. После смерти Яна Моджарского, в 1780 году, руководителем производства стал его сын Леон Моджарский. С этого времени фабрика поясов постепенно приходит в упадок. Если в бытность Яна Моджарского на фабрике работало 24 станка, то к концу XVIII столетия их осталось только 12. Почти наполовину сократилось количество рабочих – с 50 до 29. „Основной причиной упадка Слуцкой фабрики поясов, - пишет Ельский, - были большие перебои в снабжении ее сырьем. Немаловажной причиной упадка фабрики было и то, что сын Михаила Радзивилла, которому в 1762 году после смерти отца перешла в наследство Слуцкая фабрика, был гуляка и расточитель и мало интересовался состоянием производства поясов“.
 

  Среди рабочих много было девушек, взятых на фабрику из Слуцка и окружающих деревень.

Описание работы
В XIV — первой половине XVI в.в. условиях дальнейшего развития феодального способа производства шел интенсивный процесс отделения ремесла и торговли от сельского хозяйства. Это сопровождалось ростом городов и поселков городского типа, которые в Белоруссии назывались — местечками.
Содержание
«Мястечки и Мандебурсоке право»
Предпосылки возникновение мануфактур
1. Условия для развития мануфактурной промышленности в Беларуси
2.Образование первых мануфактур и их основные черты
Заключение
Список использованной литературы