Condominium как вид права собственности в римском и российском праве: сравнительно-правовой анализ

Дата добавления: 21 Декабря 2010 в 09:08
Автор: Пользователь скрыл имя
Тип работы: доклад
Скачать полностью (11.26 Кб)
Работа содержит 1 файл
Скачать  Открыть 

Конференция.doc

  —  50.50 Кб

Condominium как вид права собственности в римском и российском праве: сравнительно-правовой анализ 

       Институт  права собственности является ключевым и центральным институтом в такой  подотрасли гражданского права, как  вещное право. Ведь право собственности  – это общее правовое господство лица над материальной вещью, следовательно, именно собственник имеет полные права владения, пользования и распоряжения вещью.  И именно наличие этих правомочий обуславливает вступление собственника в разнообразные правоотношения, объектом которых будет являться материальная вещь.

       Приоритет в разработке основ права собственности  принадлежит римским юристам, поэтому  для изучения такого института как сособственность (condominium), необходимо первоначально изучить, как этот правовой институт понимали и трактовали римские юристы, а затем уже как он нашел отражение в современном российском гражданском праве.

       Римские юристы считали право собственности  исключительным, эксклюзивным правом, что означает, что собственники имели  право не допускать какого бы то ни было влияния третьих лиц на свои вещи. Следовательно исключительное право собственности нескольких лиц на одну и ту же вещь невозможно, так как это бы противоречило самому понятию собственности. Но вполне возможно, чтобы несколько лиц имели право собственности на одну и ту же вещь, ограничиваю друг друга в пользовании этим правом. В таком случае возникает то, что теперь называется сособственностью  - condominium.

       Такое положение прав может возникнуть: 1) по договору между несколькими лицами (договор товарищества; например, несколько лиц сообща покупают вещь, чтобы совместно её эксплуатировать – D 10,3,2); в таком случае и порядок пользования вещью может быть определен договором. 2)В результате какого-либо иного события, помимо воли будущих сособственников; так возникает сособственность между несколькими сонаследниками одной и той же вещи (D 10,3,2,1), между сособственниками нераздельно соединившихся в одно целое вещей (D 6,1,3,2). Тогда отношения сособственности регулируются исключительно нормами объективного права. Сособственность в этих случаях называется – communio incidens.

       Попытки римских юристов определить сущность этого института, сконструировать  его не были вполне удачны. Право собственности здесь не разделяется по своему содержанию между несколькими лицами, так чтобы каждое из них имело лишь право собственности на идеальную часть вещи ( pars pro indiviso). На такую конструкцию намекают многие римские юристы ( например Павел в D 6,1,6), но она ошибочна. Это обнаруживают нормы, из которых следует, что каждый сособственник имеет право собственности на всю вещь и на все доходы от нее, что его право только в своем осуществлении терпит ограничение, насколько это необходимо, чтобы дать возможность осуществить такое же право его товарища (или товарищей) на ту же вещь). Здесь имеется как бы коллизия нескольких прав собственности на одну и ту же вещь; при этой коллизии все права взаимно друг друга ограничивают. Но все эти права собственности в принципе являются полными права и охватывают всю вещь; это проявляется в том, что лишь только один конкурент из числа товарищей почему-либо отпадает, право собственности другого товарища тотчас же осуществляется в полном объеме. Так, если один из сособственников откажется от своего права то, как говорят римляне, его часть прирастает другим товарищам (ius adcrescendi), то есть права других товарищей начинают осуществляться полнее.  

       Более удачна конструкция юриста Цельза, согласно которой каждый из сособственников  имеет pro parte domonim на всю вещь. То есть согласно первой конструкции при сособственности делится сама вещь на идеальные части (partes pro indiviso); согласно второй – делится право собственности. Но даже конструкция Цельза может быть признана правильной только с оговоркой: это деление права собственности состоит не в разделении его содержания между сособственниками, а только в ограничении, в силу взаимной конкуренции между сособственниками, свободы его осуществления.

       Также наиболее полную характеристику можно найти у Сабина (D 10,3,28), который пишет: «В отношении общего имущества ни один из собственников вопреки воле другого не может правомерно делать что-либо. Отсюда ясно, что имеется право воспрещения (ius prohibendi): ибо установлено, что при равных услових запрещающий занимает лучшее положение. Хотя в отношении общего имущества один из участников может запрещать другому что-либо делать, однако он не может принуждать, чтобы тот уничтожил уже сделанное, если он мог воспретить, но не воспретил; поэтому он может путем иска о разделе общего имущества требовать возмещения ущерба. Если же он дал согласие на действие другого, то он не имеет иска об ущербе. Если один из сособственников сделал что-либо в отсутствие другого сособственника к вреду для последнего, то сделавший может быть принужден уничтожить сделанное им».

       Каждый  из товарищей может пользоваться своим правом только в таких размерах, которые не мешают пользованию других. Каждый из сособственников может  свободно отчуждать (то есть передавать, дарить, закладывать (D 10,3,6,9), давать в узуфрукте (D 7,6,5,2)) свое право собственности; но преемник становится в такое же ограниченное положение при осуществлении права собственности, в каком стоял отчуждатель.

       Последнее, что я рассмотрю в разрезе  римского права, это будет вопрос: как складываются в подробностях отношения сособственников при осуществлении ими прав собственности на одну и ту же вещь?

       1) Каждый из сособственников имеет  право на совладение и соиспользование  вещью, и на получение известной  доли из её дохода. Размер этих  partes pro indiviso определяются договором или долями наследования в общем имуществе и т.п. В случае сомнения доли участия считаются равными для всех.

       2) Ни один из сособственников не может предпринять улучшений и изменений вещи без согласия всех остальных. Если изменение уже сделано одним сособственником без согласия других, то последние могут требовать, чтобы это изменение было устранено, если только они в том в достаточной мере заинтересованы (D 10,3,28).

       Расходы, необходимы для поддержания вещи в целостности, каждый из сособственников может затратить без согласия других, и тем не менее они должны быть возмещены ему остальными сособственниками в полном размере, поскольку они попадают на их долю в сособственности (D 10,3,6,12)

       3) Каждый из сособственников может  вчинить против третьих лиц по поводу данной вещи все те иски, ктороые вообще принадлежат собственнику ( actio rei vindicatio, actio negatoria), но взыскивать по ним он может лишь в размере своей доли в общей собственности (D 8,5,4,3).

       4) каждый из сособственников может во всякой время требовать раздела общей собственности. Этой цели служит actio communi dividundo (при разделе наследства употребляется actio familiae eriscundae). Договоры, исключающие возможность раздела навсегда, не имеют силы. Договоры, не допускающие раздела только на время, - действительны (D 10,3,14,2).

       Раздел  совершается по справедливому усмотрению судьи. Судья при этом должен принимать  во внимание соглашения сторон, если таковые  состоялись (D 10,3,21). Раздел достигается или путем деления вещи на реальные части, причем каждый из бывших сособственников получает неограниченное в своем осуществлении право на часть вещи; или же достигается иным путем – например, вся вещь может быть присуждена одному из сособственников, а последний обязан вознаградить других деньгами (D 10,2,55).

       Посредством той же actio communio dividundo, которая ставить на место одного состояния вещных прав другое, разрешаются споры и о тех обязательственных отношениях, которые возникли между сособственниками.

       А теперь рассмотрим институт общей собственности  в современном российском гражданском  праве. Закон закрепляет два вида общей собственности: долевую и совместную (п.2 ст.244 ГК). Общая собственность именуется долевой тогда, когда каждому из её участников принадлежит определенная доля. В общей совместной собственности доли её участников заранее не определены, они фиксируются лишь при разделе совместной собственности или при выделе из неё. Вследствие этого совместная собственность нередко обозначается как бездолевая собственность. В том, что каждому участнику общей долевой собственности, а, в конечном счете, и общей совместной собственности – при её разделе или выделе из нее – принадлежит право на долю, сомнений не возникает. Сложнее вопрос, в чем именно принадлежит им право на долю, в чем это право выражается. В ныне действующем законодательстве закреплено, что каждому сособственнику принадлежит доля в праве собственности на всё общее имущество. Такой подход к раскрытию содержания права участника общей долевой собственности обладает рядом достоинств. Во-первых, подчеркивается, что право каждого сособственника не ограничивается какой-то конкретной частью общей вещи, а распространяется на всю вещь. Во-вторых, сохраняется указание на то, что объектом этого права как права собственности является вещь. В-третьих, поскольку права других сособственников также распространяются на всё имущество в целом, не ставится под сомнение характеристика общей собственности как собственности многосубъектной. И наконец, в-четвертых, поскольку право каждого сособственника выражается в определенной доле, выявлена специфика долевой собственности как особого вида общей собственности.

       Менее удачны попытки раскрыть содержание права, принадлежащего участнику общей долевой собственности с помощью понятий реальной или идеальной доли. Под реальной долей понимают конкретную, физически обособленную часть общего имущества, которая якобы принадлежит каждому из сособственников. Эта конструкция ведет к замене многосубъектной собственности односубъектной. Специфика же общей собственности состоит в том, что нескольким лицам принадлежит право собственности на один и тот же материальны предмет. Неприемлема и конструкция идеальной доли, которая сводит право собственности лишь к его стоимостному выражению. Это конструкция ведет к упразднению вещи как объекта общей собственности, а тем самым к замене права общей собственности обязательственным. Таким образом, обе конструкции не только не раскрывают сущности отношений собственности, а приводят, хотя и с разных сторон, к упразднению общей собственности как особого правового института.

       Впрочем, критике подвергается и определение принадлежащей сособственнику доли как доли в праве. Так, Н.Н. Мисник полагает, что никто из сторонников этой теории не дает представления о том, как должно делиться право собственности. Он считает, что участнику общей долевой собственности принадлежит доля в вещи, причем эта доля как материальна, так и идеальна. Доля материальна, так как материальна сама вещь, в которой она воплощена. Но доля в то же время идеальна, так как выделяется путем идеального, абстрактного, мысленного членения вещи. Доля, заключает автор, идеальную мысленную часть материальной вещи. По-видимому, автором предпринята попытка объединить конструкции реальной и идеальной доли. Поэтому против суждений Н.Н. Мисника могут быть выдвинуты все те возражения, которые неоднократно формулировались в отношении обеих указанных конструкций. Закрепленный ныне в законе подход к определению доли как доли в праве, при всей его уязвимости, обладает всё же известными преимуществами по сравнению с конструкциями доли в вещи (реальной доли) и доли в стоимости вещи (идеальной доли).

       Общая собственность на имущество является долевой, кроме случаев, когда законом предусмотрено образование на это имущество совместной собственности. Тем самым в законе закреплена презумпция, согласно которой общая собственность в случае её возникновения предполагается долевой.

       Общая долевая собственность может возникнуть в силу любых допускаемых законом или договором оснований. Исчерпывающего перечня оснований её возникновения закон не предусматривает. Более того, по соглашению участников общей совместной собственности, а если оно не достигнуто, то, по решению суда, на их общее имущество может быть установлена долевая собственность. Иными словами, допускается перевод имущества с режима общей совместной на режим общей долевой собственности.

       Не  ограничивается законом и состав участников общей долевой собственности, которые могут представлять различные формы и виды сособственности. Допускается общая долевая собственность не только граждан, но также граждан и юридических лиц, граждан и государства, юридических лиц и государства, других субъектов гражданского права в любом их сочетании.

       Иным  является подход законодателя к общей  совместной собственности. Во-первых, образование общей совместной собственности  допускается лишь в случаях, прямо  предусмотренных законом. Во-вторых, - и это вытекает из предыдущего  –перейти с режима общей долевой на режим общей совместной собственности можно, опять таки, лишь тогда, когда это допускает закон. Объясняется это тем, что отношения общей совместной собственности в гораздо большей степени носят лично-доверительный характер, нежели отношения общей долевой собственности, а потому круг участников общей долевой собственности должен быть неизбежно ограничен. Действующее законодательство предусматривает общую совместную собственность супругов; членов крестьянского (фермерского) хозяйства; членов семьи на приватизируемое жилье.

       Таким образом, мы видим, что в современной  цивилистике еще не устоялось  точное, единообразное понимание сущности института общей собственности, как этого не получилось и в Древнем Риме. Однако, большим шагом вперед стало разделение общей собственности на долевую и совместную в современном гражданском праве, хотя режим общей собственности в Древнем Риме сейчас очень близок к совместной долевой собственности. Что касается оснований возникновения и прекращения общей собственности они существенно не изменились, однако следует отметить, что появилась возможность сохранения режима общей собственности даже после выделения из неё доли одному из участников, что несомненно является прогрессивным, так как способствует более устойчивому положению общей собственности (правда, это является верным только для общей долевой собственности). Что же касается осуществления совместных правомочий, то здесь также произошли существенные изменения, но связано это также с появлением долевой собственности: правового института неизвестного Древнему Риму.

       Итак, можно сказать, что рецепция данного  правого института была крайне удачна, потому что кроме заимствования  проверенных временем правовых норм, в современном гражданском праве  было отражены новые потребности общества, связанные с развитием долевой собственности и, следовательно, они получили отдельное правовое регулирование.

Описание работы
Институт права собственности является ключевым и центральным институтом в такой подотрасли гражданского права, как вещное право. Ведь право собственности – это общее правовое господство лица над материальной вещью, следовательно, именно собственник имеет полные права владения, пользования и распоряжения вещью. И именно наличие этих правомочий обуславливает вступление собственника в разнообразные правоотношения, объектом которых будет являться материальная вещь.
Содержание
содержание отсутствует