Авторская песня

Дата добавления: 23 Января 2011 в 13:24
Автор: Пользователь скрыл имя
Тип работы: реферат
Скачать полностью (13.37 Кб)
Работа содержит 1 файл
Скачать  Открыть 

булат Окуджава.docx

  —  15.74 Кб

Авторская песня (на примере творчества Б.Окуджавы) 

Авторская песня  для второй половины XX века стала  символом альтернативной культуры. Дело в том, что «глянцевая» эстрадная  культура не отвечала требованиям и  острым вопросам времени, поэтому авторы старались донести мысли и  чаяния современных людей до общества. Так возникает современный монотеатр, в котором автор должен выполнят одновременно роли поэта, композитора  и исполнителя. В современной  интерпретации это получило название «шансон» именно потому, что традиции подобных явлений восходят к французским  шансонье. Впрочем, не стоит забывать и о красивейших русских романах, которые не могли не наложить отпечаток  на авторскую песню. Впрочем, движение авторской песни постепенно приобрело  массовый характер, что способствовало понижению общего уровня этой культуры. Тем не менее, был и недолгий «золотой век», который подарил нам массу  талантов, достигших вершин, недостижимых для их последователей.

Ярчайшим примером подобного дарования стал Булат  Шалвович Окуджава. Свои стихи он назвал не иначе как «городскими песенками», впрочем, это неудивительно, ведь большинство  из них действительно становились  текстами его песен. Названия стихов – под стать их общему наименованию: «На Тверском бульваре», «Песенка об Арбате», «В Барабанном переулке» и  т. п. Но эти стихи – не простые  зарисовки городского быта, как ошибочно может показаться. Окуджава романтизирует  город, воспаряет над бытом. Подобно  лирическому герою стихотворения  «Послушайте!» Владимира Маяковского, герои Окуджавы находят красоту  в хитросплетении улочек, в грохочущих трамваях, снующих по городу, в повседневной московской суете. Образ весёлого барабанщика  – яркий пример тому: 

Будет полдень, суматохою  пропахший,

Звон трамваев и  людской водоворот,

Но прислушайся  – услышишь, как весёлый барабанщик

С барабаном вдаль  по улице идёт. 

На наших глазах проходит скучный, серый день, но сквозь городской шум пробивается знакомая и дорогая задорная мелодия, навеянная  воображением поэта. Но всё же, несмотря на радостность мелодии, в финале звучат нотки сомнения (кстати, это  – ещё одна схожесть с Маяковским): «Неужели ты не слышишь, как весёлый  барабанщик / Вдоль по улице проносит барабан?!» Впрочем, дважды упоминавшаяся  аналогия с Маяковским – не единственная, приходящая в голову читателю. Один из героев чеховского «Крыжовника» говорит  о необходимости существования  некого «человека с молоточком», который бы стучался людям в двери  и напоминал о тревогах и бедах  окружающего мира. Лирический герой  Окуджавы тоже стремится будоражить человеческие умы. Его главное желание  – сделать души людей более  чуткими и отзывчивыми. Эта тема звучит в стихотворении «Полночный троллейбус»: 

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!

Я знаю, как в зябкую полночь

Твои пассажиры  – матросы твои –

Приходят на помощь. 

Это настоящее соединение одиноких душ создаёт ту общность, которую Окуджава в другой своей  известной песне лирически трогательно  назовёт «надежды маленький оркестрик  под управлением любви».

Кстати, любовная тема занимает у Булата Окуджавы совершенно особое место. Любовь воплощается в  разнообразных ситуациях, имевших  место в самых разных эпохах. Например, в песнях Окуджавы мы встречаем любовь гусара и прекрасной Наталии, влюблённость музыканта, дарящего своё вдохновение  своей возлюбленной. Влюблённый человек  по Окуджаве готов навечно передаться великому таинству любви, забыв о  сне: 

Часовые любви на Смоленской стоят.

Часовые любви у  Никитских не спят… 

Но, безусловно, главный  мотив любовной лирики Окуджавы –  это поклонение любимой женщине, её обоготворение: 

Тьмою здесь всё  занавешено

И тишина, как на дне…

Ваше величество женщина,

Да неужели –  ко мне? 

На фоне неустроенного  быта и тусклого электричества появление  женщины воспринимается словно явление  ангела с небес. Неожиданность такого счастья становится для героя  настоящим шоком, ударом, громом среди  ясного неба. Однако, разобравшись в  происходящем, герой приходит к невесёлому выводу: «Просто вы дверь перепутали, / Улицу, город и век».

Хотя Окуджава творил в прошлом столетии, в его стихах зачастую заметна некоторая путаница времён (об этом говорит его строчка, процитированная выше), и это неудивительно  – автор не раз сам называл  себя поэтом XIX века. Окуджава стремится  вернуться в «свою» эпоху, в которую  он по случайности не попал, сочиняя  исторические стихи. Например, «Батальное полотно» стало квинтэссенцией XIX века, которой сошлись образы императора, генерала и свиты. Над ними же –  вечное, неизменное небо, которое не меняется с течением времени.

Но никакая поэтика XIX века не скроет тревоги и боли окружавшего Окуджаву мира. Романтика  былых сражений перемешивается с  трагедией недавних событий: поэт был  участником Великой Отечественной  войны. На эту тему – проникновенное стихотворение-песня «До свидания, мальчики»: 

Ах, война, что ж  ты сделала, подлая:

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли –

- повзрослели они  до поры… 

Названия и первые строчки песен рисуют войну как  величайшую народную трагедию («Вы  слышите, грохочут сапоги», «Простите  пехоте», «А мы с тобой, брат, из пехоты»).

В послевоенные годы лирика Булата Окуджавы стала жизнеутверждающей  и светлой, потому что он органично  влился в движение шестидесятников: 

Как вожделенно жаждет век

Нащупать брешь  у нас в цепочке…

Возьмёмся за руки, друзья,

Чтоб не пропасть поодиночке! 

В последние годы творчества Окуджава осмысливает прожитое, возвращаясь к истокам и вновь  мысленно проходя свой путь. Он клянётся в верности своему двору (при этом, кстати, перенося понятие дворянства, тесно связанное с XIX веком, на современную  почву): 

Я – дворянин арбатского двора,

Своим двором введённый  во дворянство. 

Одновременно он обнажает несовершенство окружающего  общества, упрекает тех, кто стоит  у руля общества: 

Антон Палыч Чехов  однажды заметил,

Что умный любит  учиться, а дурак учить.

Сколько дураков  в этой жизни я встретил! 

Автор с нескрываемой иронией рассказывает о дураках, имеющих привычку собираться голодными  стаями и нападать на умных людей-одиночек, «белых ворон». В этом – груз жизненного опыта, желание учиться дальше у  жизни и поделиться накопленными знаниями с другими людьми.

Что же можно сказать  в целом о творчестве такого, безусловно, талантливого и оригинального человека, как Булат Окуджава? Его девиз  – автор должен творить не на потребу публики, а выделять и  показывать во всех красках окружающий мир. Поэтому он и призывает художников окунуть кисти «в суету дворов арбатских и зарю», фактически, приравнивая  эти два понятия по высоте. Окуджава жаждет показать счастливых людей даже тогда, когда вокруг счастья явно не хватает. Своеобразным идеалом искусства  для поэта становится живописец  Пиросиани, аскет, которому едва хватало  денег на еду и краски на протяжении всей его жизни. Тем не менее этот художник всегда изображал жизнь  в моменты ликования и праздника, творя во имя будущего. Финал стихотворения  об этом живописце трагичен и призывает  читателя к философским размышлениям: 

Он жизнь любил  не скупо,

как видно по всему…

Но не хватило  супа

на всей земле

ему. 

Булат Окуджава, который  всегда придерживался принципа Пиросиани, составил целую эпоху. Он стал ярчайшей звездой лирического монотеатра, такой, какую не забудут никогда.

Описание работы
Авторская песня для второй половины XX века стала символом альтернативной культуры. Дело в том, что «глянцевая» эстрадная культура не отвечала требованиям и острым вопросам времени, поэтому авторы старались донести мысли и чаяния современных людей до общества. Так возникает современный монотеатр, в котором автор должен выполнят одновременно роли поэта, композитора и исполнителя
Содержание
содержание отсутствует